Новости города

Акция-флешбук «Дружба народов - дружба литератур»

29.07.2020

Библиотекарь Людмила Алексеевна Грачёва МБУ «Центральная библиотека МО-ГО - город Сасово присоединилась к акции-флешбуку: ДРУЖБА НАРОДОВ - ДРУЖБА ЛИТЕРАТУР Межпоселенческой центральной библиотеки Красносулинского района Ростовской области.

В нашей библиотеке ярким событием конца 2019 года стала встреча «Сказка и быль Анастасии Строкиной». Доверительный разговор с писателем, переводчиком, редактором о вечных вопросах жизни вызвал живой интерес у гостей. И совсем неожиданным, и трогательным позже оказался подарок Анастасии - подписка на журнал «Иностранная литература». В беседе она с большим уважением отзывалась об этом издании.

Первый номер журнала посвящен австрийской литературе. Когда среди других публикаций увидели в нём знакомую фамилию, мы словно встретились с близким другом. В рубрике «Писатель путешествует» опубликована статья Анастасии Строкиной «Преодолевать время». Размышления о двух поэтах: австрийском Йозефе Вайнхебере и англо-американском Уистене Хью Одене. Оден идеологический противник Вайнхебера, при этом почитатель его таланта. Поэты похоронены в разное время по соседству в местечке Кирхштеттен Нижней Австрии. За могилами ухаживает сын Вайнхебера. Посетив это местечко, Анастасия поделилась своими впечатлениями. Предлагаем вниманию отрывки из статьи Анастасии Строкиной.

«Сердце бьется, падает тень,

Что вчера не удалось, получится сегодня.

Что сегодня получилось, завтра забудется.

Быть человеком — значит преодолевать время.

Эти строки начертаны на здании в городке Нойленгбах Нижней Австрии. Рядом со стихами, там же, на фасаде здания — часы с изображением обнаженной фигуры. Юноша на фреске пытается удержать двух коней — белого и черного. Метафора суток, времени, которое нельзя удержать, но — взгляд снова падает на стихи — можно преодолеть, победить.

«Что пройдет, то будет мило», — звучит в голове, перемежаясь с немецким was heute glückt, ist morgen schein. Откликнуться чужой речью, в чужой памяти дано не каждому образу, не каждому слову. У Йозефа Вайнхебера получилось — это его строки на стене здания напоминают о вечности, куда имя самого поэта, кажется, кануло безвозвратно».

«Когда Оден первый раз приехал в Кирхштеттен, Вайнхебер уже давно лежал в земле. Здесь, в небольшой деревне английский поэт быстро «познакомился» со своим соседом: Вайнхебер вырос в детском доме, работал на почте, позже стал одним из самых известных поэтов Австрии, национал-социалист, получил премию Моцарта и купил дом в Кирхштеттене (удивительное совпадение с Оденом!), покончил с собой 8 апреля 1945 года. Во всяком случае, такова всем известная история.

История Вайнхебера настолько заинтересовала и поразила Одена, что он написал одно из немногих известных в литературе посвящений австрийскому поэту («Йозеф Вайнхебер. Из Одиннадцати стихотворений по случаю»)».

«…В случае Одена перед нами — стихотворение-диалог, сложное по форме, но еще более сложное по содержанию — историческому и эмоциональному. Смерть — как повод, как предлог, как смягчающее обстоятельство, которое позволило Одену напрямую обратиться к Вайнхеберу. Стал бы такой диалог возможен, если бы второй его участник был жив? Можно только предполагать. Как бы то ни было, Оден подал пример другого взгляда на поэта чуждой идеологии, разъединив эти понятия, позволив Вайнхеберу прозвучать стихами, а не лозунгами.

Убежденные враги

двадцать лет назад,

теперь мы соседи и

могли бы дружить,

обитая в едином

пространстве Слова,

и за бокалом вина

могли бы болтать

о версификации,

о синтаксисе».

«Преданность Вайнхебера идеям Третьего рейха видна в таких стихотворениях, как «Ода путям Адольфа Гитлера» и «Гимн на возвращение Австрии домой». Оба эти текста появились в коллективном сборнике 1938 года «Австрийские писатели о своих убеждениях». Из того сборника имя Вайнхебера — едва ли не единственное, сумевшее пережить эпоху Третьего рейха и войти в новое время. Потому что, несмотря на эти «убеждения», Вайнхебер оставил несколько десятков стихотворений, которые можно отнести к достижениям немецкой поэзии, наравне с творчеством Гофмансталя и Рильке. Многие из них отражают духовные поиски австрийцев в период после падения империи».

«В воображаемом диалоге с соседом по Кирхштеттену Оден говорит о тонком поэтическом слухе Вайнхебера, называя его мастером:

тоже чту твое имя,

сосед мой и Друг,

английским ухом ловлю

немецкую речь,

пытаюсь постичь твое

мастерство: ты мог

слышать музыку скрипок

и песни цветов…

Стихи Вайнхебера до 1940-х годов — особенная радость для читающих по-немецки. Большинство из них — с причудливой ритмической организацией и небанальными, в том числе скрытыми рифмами. Незамысловатый сюжет и философский контекст, требующий внимательного прочтения, детская песенка и многоголосная фуга, рифма и тоска по ней — Вайнхеберу, кажется, знакомо все, и всякий раз он удивляет экспрессионистскими образами и музыкальностью фразы. Многие его стихи — как прогулка по Вене, запах уличных кафе, цвет первой травы, звук венского диалекта — забавный, будто немного в нос.

 

Весна в парке Пратер

 

Кони, скорость — нет предела —

Бесконечен свет.

Береза — как душа без тела,

От молнии, что ствол задела,

На белом — черный след.

Смехом полнится поляна

После тишины.

Недолог сон катамарана,

И робкие цветы каштана,

Как девушки, нежны.

 

Вдаль бредет старуха сонно,

Белая, как дым.

В ней все — покой. И упоенно

Апрель сияет в листьях клена

Прозрачно-голубым».

«Мы выходим во двор, идем мимо большого дерева-долгожителя до яблони, на которой висят ключи от ограды. За ней — могила Йозефа Вайнхебера. Скромный металлический крест смотрит в сторону дома. Быть похороненным в собственном саду — странная участь.

 

К моим воротам ведет

узкая тропка,

бежит из деревни в лес:

иду — всякий раз

думаю, не замедлить

ли шаг, заглянув

за ограду, где они

похоронили

тебя, как любимого

домашнего пса», —

 

так Оден начинает свое стихотворение-диалог.

И все-таки нет, не как домашнего пса. Так может показаться со стороны, но стоит узнать семью Вайнхебера ближе, как понимаешь, что его просто любили — несмотря на ошибки, заблуждения, предательства, слабость. Его любили как отца, как мужчину, как поэта. С ним не расстались и после смерти.

Когда Оден писал это стихотворение, когда ходил мимо могилы своего воображаемого собеседника, врага-друга, он, конечно, не мог предположить, что останется в маленьком Кирхштеттене навсегда, что его похоронят на местном кладбище, и смотрителем его любимого австрийского дома станет сын Йозефа Вайнхебера».